«Не думай о секундах свысока»

Эта песня была написана спустя 25 лет после войны, но ассоциируется исключительно с последними месяцами Великой Отечественной. Все благодаря гениальному многосерийному фильму «Семнадцать мгновений весны», где эта композиция прозвучала впервые. Роберт Рождественский написал стихи задолго до этого сериала, но, когда ему предложили поучаствовать в фильме, он решил, что стихотворение «Не думай о секундах свысока» подойдет идеально и оказался прав.

Музыку к фильму режиссер Татьяна Леознова предложила написать Микаэлу Таривердиеву, но тот поначалу отказался. Решил, что ему уже порядком надоели фильмы о шпионах. Но то ли Леозновой удалось убедить композитора, что фильм не будет «очередным», то ли сам Таривердиев почувствовал, что здесь у него будет возможность поработать с внутренним миром разведчика. Руководствуясь именно этой идеей Микаэл Таривердиев стал писать музыку.

Одной из самых непростых была сцена встречи Штирлица с женой. Этот эпизод вставила в сценарий Лиознова, его не было в книге Юлиана Семенова. Однажды, Татьяне Лиозновой рассказали, что советским разведчикам иногда устраивали такие безмолвные встречи с женами, режиссера это так впечатлило, что она решила во чтобы то ни стало поставить ее в фильм. Правда, логично встроить ее можно было только в качестве флэшбэка, то есть воспоминания. Ведь вряд ли в 1945 году Штрилицу могли бы привести жену из СССР на встречу в Берлин. Таривердиев же размышлял какая музыка должна была звучать в эти минуты. Композитор выбрал инструментальную версию песни о далекой Родине. Когда он сыграл ее на рояле Лиозновой – та заплакала. Решено было, что войдет именно исполнение Таривердиева, а не оркестровая версия.

Существует легенда, что Микаэл Таривердиев написал песню к каждой серии «Семнадцати мгновений весны», а Лиознова якобы утвердила только две, но она ничем не подтверждается. Впрочем, и для двух композиций найти исполнителей оказалось крайне непросто. Пробовались все: от Магомаева до Мулермана. И выбрали в итоге Муслима Магомаева, но сомнения оставались и у Лиозновой, и у Таривердиева. Тогда позвали Кобзона. Целый месяц композитор добивался от певца идеального исполнения, требуя забыть о возможностях голоса и петь… душой. Лиознова при этом добавляла, что она не хочет слышать, что поет Кобзон. Тот в свою очередь обижался, предлагая взять тогда другого исполнителя. И все же, после кропотливой и изматывающей работы, голос Кобзона в сериале действительно узнать сложно. Усилия не остались напрасными. «Семнадцать мгновений весны» стал культовым сериалом, песни приобрели такой же статус. Кобзон исполнял их всю жизнь на всех своих главных концертах. И пел их всегда как завещал Таривердиев – душой.